Статья

Розалия и Уильям

Фрагменты из автобиографии Розалии и Уильяма «Даже на краю гибели. Любовь, пережившая Холокост»

Шестнадцатилетняя Розалия Баум встретила Уильяма Шиффа на танцевальном вечере в Кракове. После начала войны Уильям год работал дворником. Получив удостоверение на работу, он помог семье Баум договориться о квартире в гетто. В 1942-м Розалия и Уильям поженились, но вскоре были депортированы в Плашув.

В сентябре 1943-го Розалия была переведена в концентрационный лагерь Скаржиско (Польша) для работы на фабрике по производству патронов HASAG. Уильяма отправили в Освенцим, там он стал помощником врача. В августе 1944-го Розалию перевели в лагерь Ченстохова (Польша), где она пережила многократные избиения и унижения, переболела дизентерией.

«

Небольшая мантра — единственное, что позволяло мне держать себя в руках. Каждый день я повторяла тысячу раз, снова и снова: «У этого было начало, значит должен быть и конец. У этого было начало, значит должен быть и конец». Не самый зрелый способ справляться с ситуацией, но мне нужно было опираться хотя бы на что-то, а больше у меня ничего не было.

»

Розалия, трудовой лагерь Скаржиско, Польша, 1943 г.

Уильям остался в живых во время ликвидации узников Освенцима, спрятавшись под темной тканью во время расстрела заключенных в открытом вагоне. Вскоре его поймали и отправили на каменоломни в Гросс-Розен, филиал лагеря Заксенхаузен (Германия).

В феврале 1945-го он сбежал и попросил приюта в доме польского фермера. Здесь впервые за пять с половиной лет он вновь почувствовал аромат яблок и груш. Хозяин щедро накормил его двумя порциями жаркого, а утром сдал офицерам СС. Уильяма и других беглецов вернули в лагерь, жестоко избили и заставили рыть для себя могилу. В ней Уильям пролежал три дня.

«

Я был третьим в строю и сразу поднял руку к голове, готовясь приветствовать коменданта. Рука тряслась, я пытался придумать, что скажу, а в это время Гёт выстрелил первому парню в голову прежде, чем тот успел произнести хоть слово. Он выстрелил во второго и прошел мимо меня, как будто я невидимка. Затем застрелил третьего, четвертого, пятого, шестого и седьмого и ушел, оставив в живых меня и номер восемь.

»

Уильям, обвиненный в саботаже, Плашов, Польша.

В Ченстохове перед наступлением Красной армии молодой немецкий солдат закрыл Розалию и двенадцать других женщин в подвале одного из бараков. После перестрелки он выпустил их со словами:

«

«Мы проиграли, но для вас начинается новая жизнь».

»

Выйдя из советского госпиталя, где они были после лагеря, Розалия и еще несколько девушек отправились пешком в Краков. Когда она вернулась домой, ей сообщили, что Уильям погиб. Однако на самом деле он остался жив: потеряв две трети своего прежнего веса, после освобождения он был слишком слаб для поездки в Краков, но в конце 1945-го добрался до дома. С 1946 по 1949 год супруги провели в Линце (Австрия) в лагере для перемещенных лиц. Здесь родился их сын Майкл. После переезда в Даллас (США) у Розалии и Уильяма появились еще двое детей.

«

В нашу сороковую годовщину у меня наконец была настоящая свадьба. На видео я улыбалась, пока ребе не упомянул Холокост. Внезапно мое лицо потеряло всякое выражение. Мне было 59 лет, но и тогда я все еще не готова была об этом говорить. В нашу шестидесятую годовщину мы поженились в третий раз. К тому времени я успела рассказать свою историю пятнадцати тысячам школьников.

»

Розалия.