Статья

Лале и Гита

История Лале и Гиты рассказана Хезер Моррис в книге «Татуировщик из Освенцима» по мотивам интервью с Лале Соколовым

Лале Эйзенбергу было 24, когда его депортировали в Освенцим из Праги. Татуировщик Пепан, бывший преподаватель экономики, предложил Лале работать с ним. Эсэсовцы утвердили его выбор, узнав, что Лале говорит почти на всея языках, которые звучат в лагере — немецком, французском, русском, словацком, венгерском и польском.

Первой девушкой, которой он сделал татуировку, — личный номер 34902 — была 17-летняя Гита Фурман.

«

Лале старается не поднимать глаз. Он должен перенести пять цифр на руку девушки. Он втыкает иглу, чтобы сделать цифру 3. Сочится кровь. Игла вошла недостаточно глубоко, и ему приходится набить номер снова. Лале знает, что причиняет девушке боль, но она не шевелится. Их предупредили: ничего не говорите, ничего не делайте. Он промокает кровь и втирает в рану зеленые чернила.

»

Встреча Лале и Гиты, Освенцим, 1942 г.

Между ними завязалась переписка; Гита работала на складе, где сортировали изъятые у узников вещи. Найденные драгоценные камни Гита и ее подруги передавали Лале, и он помогал обменивать их на колбасу, шоколад и лекарства у наемных рабочих, которые приходили достраивать бараки в Биркенау. Пенициллин, который удалось достать Лале, спас Гиту от сыпного тифа.

Но кто-то сделал донос на Лале: его пытали и отправили в «штрафную роту» Биркенау. Оттуда его вытащила Силка, подруга Гиты, которую комендант лагеря Шварцхуберт силой и угрозами заставил стать его любовницей.

— Можно тебя поцеловать?  — спрашивает Лале. 
— Неужели тебе хочется? Я уже столько времени не чистила зубы.
— И я, минус на минус дает плюс.

Освенцим, 1943

В январе, в суматохе перед наступлением Красной армии, Гита и Лале потеряли друг друга. Месяцы спустя Лале нашел Гиту в Братиславе; влюбленные поженились и эмигрировали в Мельбурн. Лишь через 20 лет с момента знакомства у них родился сын — Гари.