Петербург и его футуристы. Как революционный «Союз молодежи» изменил русское...
Статья

Петербург и его футуристы

Как революционный «Союз молодежи» изменил русское искусство в начале XX века

Давид Бурлюк. «Мост. Пейзаж с четырех точек зрения». 1911 г. Государственный Русский музей, г. Санкт-Петербург

В истории русского авангарда немало белых пятен, одно из них — деятельность объединения молодых питерских художников «Союз молодежи». Воспоминания о нем сохранились лишь в немногих справочниках. А между тем «Союз молодежи» прожил четыре ярких года — с весны 1910-го по зиму 1914-го годов — успев за это время устроить несколько выставок и спектаклей, выпустить первый в России журнал о современном искусстве. Под его эгидой выставлялись самый яркие художники-авангардисты того времени.

Совместный проект Государственного Русского музея и Еврейского музея/Центра толерантности задался целью вновь собрать в одном выставочном пространстве работы первых авангардистов, воссоздать стилистику и атмосферу выставок «Союза молодежи» и открыть еще одну малоизученную страницу истории раннего русского авангарда.

Бунт чиновников X класса

«

Не то искусство, что создает благополучие и покой, не то, что покоится в наших официальных музеях в золотых рамах, с премиями, карьерами.., а то, что часто ютится на маленьких выставках в глухих мастерских, то, что слышит миллионы насмешек, то и создает будущее искусство

»

Иосиф Школьник

Петербург конца 1900-х годов был не лучшим местом для молодого и амбициозного художника, который увлекся новаторскими идеями в живописи. Если в Москве гремели салоны прогрессивного «Золотого руна», то признанным левым флангом столицы оставались художники круга «Мира искусства». К тому же Петербург был оплотом Императорской Академии художеств, которая и не стремилась поспевать за жизнью. Окончившие высшее художественное училище при Академии получали чин Х класса и звание художника, что давало им возможность иметь гарантированный заработок, а Академии — диктовать свои правила.

Те, кого эти правила не устраивали, шли в частные студии, но возможности выставлять свои работы у них не было: во-первых, потому что в Петербурге катастрофически не хватало выставочных площадок, во-вторых, не существовало объединения, под эгидой которого можно было бы представить свои работы. Из этой необходимости и возник «Союз молодежи»: 16 февраля 1910 года общество было внесено в Реестр обществ Санкт-Петербурга. Так «Союз молодежи» стал первым в истории авангарда зарегистрированным объединением художников. В него вошли Михаил Матюшин, Иосиф Школьник, Эдуард Спандиков, Валентин Быстренин, Елена Гуро, Цалия Шлейфер.

Союз Москвы и Петербурга

Планы у «Союза молодежи» были грандиозные: устроить музей современного искусства, библиотеку, театр-кабарэ, и главное — выставку. Осуществить их на членские взносы было нереально. К счастью, в еще ноябре 1909 года в него пригласили собирателя театральных эскизов и библиофила Левкия Жевержеева, который не побоялся рискнуть, став его меценатом и казначеем.

Началась активная подготовка к выставке, которой художники должны были заявить о себе. Для этого необходимо было набрать значительное количество работ, отвечающих представлениям «союзовцев» о новаторском искусстве. Этим занялся Волдемар Матвей, ученик высшей художественной школы при Императорской академии художеств, человек образованный и знающий актуальную ситуацию в живописи. Он пригласил к участию нескольких своих знакомых по Академии, а потом выехал в Москву, предварительно написав художнику Михаилу Ларионову:

«

1-го марта открывается здесь выставка „Союза молодежи“ . Участвуют Львов, я и другие. Приглашают Вас и, если Вас это интересует, могу сообщить подробности. Конечно, Вам предоставляется carte blanche.

»

not loaded

Александр Шевченко «Портрет женщины в зеленом платье». 1913 г. Государственный Русский музей, г. Санкт-Петербург

«Пробежав по всей Москве», он вместе с Ларионовым собрал для выставки 25 работ: Натальи Гончаровой, Михаила и Ивана Ларионовых, И.И. Машкова, А.М. Зельмановой и привез их в Петербург. В результате всех усилий выставка получилась довольно представительной — 228 картин 25 авторов. Она открылась 7 марта 1910 года в центре Петербурга в арендованной квартире доходного дома на Гороховой улице. Из петербуржцев на ней были представлены Эдуард Спандиков, Цалия Шлейфер, Иосиф Школьник и другие.

Большая часть работ петербуржских художников, которые были представлены на той выставке, сейчас не известны или не идентифицированы.

На первой выставке доминировали символисты и неопримитивисты. Среди петербуржцев критики отметили несколько работ Филонова, Школьника, Спандикова, Бодуэн де Куртенэ, однако рецензии были по большей части уничижительные. Тем не менее «Союз молодежи» достиг главной цели: они стали известными, о них заговорили.

Праздничная Рига и скандальный Петров-Водкин

Следующая выставка открылась уже через два месяца в Риге. Место было выбрано очень удачно: летом 1910 праздновалось 200-летие вхождения Лифляндской губернии в состав России, и ее столица бурлила праздничными мероприятиями. К тому же здесь родился Волдемар Матвей, который снова все организовывал. В рижских газетах он опубликовал манифест, на немецком, русском, латышском языках, основанный на излюбленном тезисе Матвея об «иной красоте», разлитой повсюду и не подчиняющейся ни разуму, ни закону.

«

В природе все подчинено законам, в искусстве все должно быть позволено.

»

Волдемар Матвей

Это была самая представительная по числу участников выставка «Союза». Приглашенной звездой и приманкой для прессы и публики стал Кузьма Петров-Водкин с картиной «Сон», показ которой на VII выставке Союза русских художников вызвал гнев Ильи Репина и бурную полемику в прессе с участием в Л.Бакста, А. Бенуа, К. Чуковского, отчего картина стала модной.

Матвей взял на себя роль гида по выставке, стараясь постоянно присутствовать в залах и давать разъяснения публике. Тогда было положено начало одному из главных трендов «Союза молодежи» — пропаганде нового искусства всеми доступными способами.

Местная пресса оказалась лояльней и внимательней к художникам, чем петербургская. «Союз молодежи» получил известность в немецкоговорящей Европе.

Театральные опыты и «Хороводные причуды»

Вдохновившись успехом, «союзовцы» зимой 1910-1911 годов решились на театральный эксперимент. Идея создать театральное «действо» в духе народного ярмарочного балагана принадлежала театралу Левкию Жевержееву. По первоначальному плану спектакль должен был состояться в его доме, однако позже решено было устроить его в залах театральной школы А.С. Суворина.

27 января 1911 года прошла многочасовая премьера «Хоромных действ», которые состояли из двух частей: инсценировки народной драмы «Царь Максемьян и ево непокорный сын Адольфа» и «Хороводных причуд с публикой». Члены «Союза» были и актерами, и декораторами, и авторами костюмов, которые делали из самых простых материалов, в том числе цветной бумаги и коленкора.

«

Все почти роли пьесы исполнялись любителями, — писал критик Лев Камышников, — но, пожалуй, для пьесы это только выгодно. Актерская техника, „театральность“ в современном значении слова, решительно не подошли бы к характеру лубочной трагедии.

»

Из всех спектаклей, которые были поставлены «Союзом», «Хоромные действа» были наиболее тепло приняты критиками. Действие «Царя Максемьяна» развивалось среди зрительного зала, занавес и рампа отсутствовали, — и это делало спектакль отчетливо новаторским. Во второй части, «Причудах», зрители уже впрямую вовлекались в балаганное действо. Спектакль имел огромный успех, собрал не менее семи рецензий.

Некоторые из участников считали, что эта увлеченность театром идет в ущерб основной задаче «Союза» — организации выставок. 14 февраля 1910 года Владимир Татлин, который сам участвовал в постановках и был автором эскизов к «Царю Максемьяну», писал своему учителю Михаилу Ларионову:

«

До сих пор Союз Молодых не снял помещения для выставки. Заняты они вечерами, которые устраивают в помещении бывшего театра Интермедии. Вообще хаос и неразбериха.

»

Тем не менее 11 апреля 1911 в квартире на углу Вознесенского и Адмиралтейского проспектов открылась вторая выставка картин общества художников «Союз молодежи».

Неизвестные и несохранившиеся

Из 132-х работ петербургских художников этой выставки сохранились и уверенно идентифицируются лишь пять: «Цыганка» Нагубникова, «Скэтинг», «Моё Я», «Набросок трона Венеры к постановке „Царь Максемьян“» Спандикова и «Ресторан» Розановой. Местонахождение остальных 127-ми не установлено. Зато доподлинно известно, что именно здесь состоялся «взрослый» дебют Марка Шагала, который до этого показывал свои картины лишь однажды и анонимно.

Через 8 месяцев, 4 января 1912 в здании на углу Екатерининского канала и Инженерной улицы, принадлежавшем Академии художеств, начала работу третья выставка Союза молодежи. На выставке было впервые обнародовано название московской группы Ларионова «Ослиный хвост», под которым выставились восемь московских футуристов во главе с Ларионовым. Но по количеству экспонатов вновь преобладали петербуржцы.

«

Пресса писала, что в этот раз «Союз молодежи» был «левее, чем когда бы то ни было».

»

«Спандиков влезал на лестницу, чтобы посмотреть в твои „лучистые глаза“»

О четвертой выставке, которая прошла 4 декабря 1912 года в квартире на Невском проспекте, сохранились два воспоминания ее участников. Ольга Розанова писала своей сестре Анне: «Портрет твой среди художников произвел фурор! Школьник все повторяет „Красивая барышня ваша сестра“. Спандиков влезал на лестницу (он висит высоко), чтобы посмотреть в твои „лучистые глаза“».

not loaded

Ольга Розанова. «Портрет А.В. Розановой». 1912 г. Екатеринбургский музей изобразительных искусств

Матюшин вспоминал о том, как он отстаивал «Портрет Бенедикта Лившица» Владимира Бурлюка перед жюри выставки: «Когда я пришел на собрание жюри, меня спросили, что я думаю о портрете Лившица. Портрет повесили в самом плохом месте, в задней комнате, чтобы публика не очень замечала. Я был поражен монументальностью и совершенно исключительной силой пространственной среды, которую удалось выразить Владимиру Бурлюку. Я принялся разбирать эту великолепную работу и настолько убедительно, что услыхал за собой такие слова: „Хорошо объясняет! Просим повторить это на выставке“. Я принял предложение и потом терпеливо объяснял публике работы Владимира Бурлюка и Ивана Пуни».

Пятая выставка, которая прошла с 10 ноября 1913 по 12 января 1914 в той же арендованной квартире на Невском, оказалась последней. На ее фоне в театре «Луна-парк» прошли два спектакля, впоследствии ставшие знаменитыми: опера Михаила Матюшина «Победа над Солнцем», костюмы и декорации для которой сделал Малевич, и трагедия Владимира Маяковского в сценографии Филонова и Школьника.

Москвичи на этот раз не выставлялись: Ларионов создал к тому времени новую творческую группу «Мишень» и решил, что окрепший «Союз» станет ее прямым конкурентом. Он «объявил войну» петербуржцам и ни его, ни Ларионовой на последней выставке не было. Но их отсутствие на успех выставки не повлияло: к тому времени наступил расцвет авангарда как такового, а «Союз» стал общепризнанным лидером в деле его консолидации. Движение стремительно пополняло ряды новыми участниками, однако внутри него назрели проблемы.

Скандал с Жевержеевым и закат «Союза»

5 декабря 1913 года член поэтической группы «Гилея» Алексей Крученых обвинил Жевержеева в неуплате ему денег за спектакль «Победа над Солнцем», хотя документы свидетельствуют об обратном. В результате инцидента на общем собрании «Союза молодежи» было принято решение о разрыве с группой «Гилея».

not loaded

Павел Филонов. «Пир королей». 1913 г. Государственный Русский музей, г. Санкт-Петербург

Жевержеев остался на посту председателя, но убытки последней выставки и кассовый провал спектаклей заставили его впервые ужесточить политику в отношении «Союза молодежи»: члены общества теперь могли экспонировать работы только на собственных выставках. Такое решение вскоре привело к тому, что из «Союза» ушел Малевич, а затем Матюшин. 3 мая 1914 внезапно умер Вольдемар Матвей, а потом началась война и многие «союзовцы» ушли на фронт. На этом публичная деятельность «Союза молодежи» прекратилась. Однако за совсем недолгий срок ему сделать то, что не удавалось никому из современников: объединить футуристов, предоставить им возможность выставлять свои работы, отстоять право авангарда восприниматься как полноценное и самобытное искусство. Без них русский авангард начала XX века был бы другим.

Татьяна Реут
Текст на основе материалов, подготовленных Ириной Арской.